Make your own free website on Tripod.com

История четвертая – я и маркетологи.

Мои тетеньки – это на 80% женский штат компании, которая занимается статистикой и маркетинговыми исследованиями. Не той, статистикой, которая третий вид лжи, но что-то рядом. Искусство ставить правильные вопросы, так будет точно. Маркетинг повеселее.

Около 1000 наблюдателей компании по Канаде наблюдают за магазинами и автомастерскими, ресторанами и банками и прочими сервисами. За символическую в общем-то мзду. Как Луи Де Фюнес в каком-то старом фильме. А потом перлы участников обрабатываются и преподносятся клиенту вместе с общими вказивками, тенденциями, результатами расчетов и сводными таблицами.

Я долго отказывалась от участия в оценках, потом дважды попробовала, больше не буду. Еще когда надо было погулять по Монт Тремблан по туристическим магазинчикам в количестве 12 за 3 часа, то куда ни шло, там хоть можно было ерунду какую-то быстро покупать, (типа ручки ценой в 1 доллар – за 15 или заколочки для волос за 35) и переходить в следующий. Но поход по заданию в приличный ресторан убедил, что это развлечение не для всех, я никакого кайфа ни от еды, ни от вечера не получила. Только и остались в памяти, что булавка на галстуке официанта, съехавшая вбок и мои сомнения по этому поводу, снимать ли ему за это баллы, да полированная итальянская претензия на роскошь, которая нагоняла тоску, как местный магазин итальянской мебели с многобещающим названием Princesse.

Компания небольшая, человек 20-30 на постоянной основе и разношерстная толпа студентов и прочих интервьюеров, меняющихся, как в калейдоскопе. Борюсь с желанием расказать немного о каждом, они все интересные, но, как говорят мои девочки,не хорошо это - сплетничать. Поэтому пройдусь только по бывшему своему шефу.

Пьер произвел на меня незабываемое впечатление, когда собрал свой отдел на историческое заседание, первое за время моего 2х-месячного там присутствия. Начал он его так торжественно, что ни на чем другом я уже не могла сосредоточиться. 

-Как вы знаете, я должен быть уходить в декретный отпуск через 4 недели. Ситуация изменилась. Врач считает, что мои роды могут начаться в любой момент...

Кого как, но меня «мои роды» увели далеко от заседания и от мер по предотвращению последствий беременности шефа, развивающейся столь стремительно.

Через 2 недели он собрал вещички и многозначительно и скупо сообщил на прощание: «Первая капля. Я ухожу.»

После возвращения из декретного отпуска он поработал совсем недолго. После его ухода нас стало меньше, а работы больше. Я обрела свободу все переписать и перестроить, они – идиотку, согласную работать по 16 часов без выходных.

Сейчас, в октябре 2002, это уже 2 года, как я там. Не реже, чем раз в 3-4 месяца говорю, что все надоело, и уйду все равно куда, хоть окна мыть, но дурное дело не хитрое, затягивает все больше. 

Не реже, чем раз в 4-5 месяцев президент компании спрашивает меня, откуда я. (Так и вспоминается фраза из Поправки-22: «Так он понимал юмор»). Дальше подробно расспрашивает, а как на Украине с:

а) производством автомобилей

б) с зерновыми

в) производством мяса

всегда заканчивая удивлением, что это в Европе, что там тепло, что там море и что там есть электронная почта.

Летом этого года, отправляя меня в заслуженный длинный отпуск в эту Украину, президент попросил меня прислать открытку... из Ленинграда. Наверное, я все-таки была не очень убедительна в рассказах. Ну вот, наверное, и хватит на пока.